Умереть, но стать знаменитым…

Умереть, но стать знаменитым…

Жертвами керченской трагедии стали 20 невинных людей. Умереть, но стать знаменитым – такой план студент четвертого курса Керченского политехнического колледжа Владислав Росляков задумал давно, готовился тщательно и маниакально.
Большинство однокурсников он убил выстрелами из ружья. Остальных – самодельной бомбой, которую начинил гвоздями. Он четыре года отучился на электротехника, потому сделать бомбу по рецептам из интернета ему было проще, чем любому смертному.
20 погибших – 15 студентов и педагоги. Алина Керова мечтала стать художницей. Ей было всего 16.
«Алина была невероятной девушкой. Наверное, это самый добрый человек, которого я знала», – сказала подруга Алины Керовой Екатерина Сидорова.
В тот день с Алиной была ее лучшая подруга Виктория Демчук. С детства не разлей вода. Даже поступили в одну группу. Вика стала 20-й жертвой, она скончалась от тяжелых ранений во время транспортировки в Москву на борту самолета.
«Люди искренние, счастливые, любящие жизнь. Мне навсегда запомнится их искренняя открытая улыбка. Не верится, что этой улыбки мы больше не увидим», – говорит учитель Виктория Мыленко.
Мать и дочь – педагоги колледжа Светлана и Анастасия Баклановы. Ученики их обожали за интересные занятия и доброту.
Пострадали во время нападения на колледж, по уточненным данным, 73 человека. Устройство взорвалось в столовой во время большой перемены, там всегда много людей.
«Мышцы все фактически нафаршированы у этих детей, пораженных мелкими металлическими предметами. Те, у кого есть разрывы внутренних органов, мы находим эти металлические шайбы в печени, кишечнике, сосудах. Такая была мощь этого удара», – сказала министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.
Заброшенное здание на окраине Керчи. Предположительно, здесь он упражнялся в стрельбе. Галина Рослякова, мама убийцы, была в курсе опасных увлечений сына. Но ничего поделать не могла – он был единственным ребенком.
«Было разрешение на оружие, мальчик три года копил на него. Мама рассказала всю правду», – призналась подруга Галины Росляковой Олеся.
Гладкоствольный восьмизарядный турецкий карабин Hatsan 12 калибра Владислав Росляков купил в магазине, предварительно получив лицензию. Это самое дешевое тактическое оружие. То есть ружье не для охоты, а для обороны дома. В его руках оно стало орудием убийства.
«Ничего такого не спрашивал. То, что все охотники спрашивают, то и он: цена и количество. Его все устроило», – вспоминает продавец в магазине оружия Роман Сокол.
Для убийства сокурсников он купил 150 патронов с картечью. Сразу после трагедии в политехническом колледже на дверях появился замок, а ставни оказались закрыты. Такой патрон обеспечивает выстрел чудовищной силы, выходное отверстие диаметром с кулак – может пробить дверь. Правда, с близкого расстояния. Поэтому он собирался стрелять в упор, чтобы не целиться.
Арсенал плюс лицензия. Выходит, потратил Росляков около 40 тысяч рублей: ружье – 19,9 тысяч рублей, патроны – 5,4 тысяч рублей, лицензия – 13,5 тысяч рублей. Всего – 38,8 тысяч рублей.
Откуда деньги – вопрос: микрозаймов не брал, стипендия в колледже всего 500 рублей в месяц. Да и ту надо получить. Бабушка Рослякова говорит, что у нее незадолго до трагедии как раз пропала сумма, отложенная на похороны. Внук часто у нее бывал.
Одноэтажный дом напоминает барак на четыре семьи. У каждой – отдельный вход. Здесь последние пять лет снимали квартиру семья Росляковых. Мама и сын – вдвоем в однушке.
«Семья скромная, тихая, неприметная. Мы даже не здоровались», – рассказала соседка Росляковых Светлана Новельская.
Жили бедно. Дырку в заборе закрывает деревянная дверь. Галина Рослякова работает санитаркой в онкологическом диспансере. Зарплата – 11 тысяч. С утра до вечера ее не было дома, воспитывать ребенка некому – мать развелась с отцом восемь лет назад. Говорят, пил.
«Самая лучшая терапевтическая система – это семья. А ее, по сути дела, не было. Насколько я понимаю, мать была достаточно властной натурой», – высказался ректор Восточно-Европейского института психоанализа Михаил Решетников.
«Как говорили мои родители, мама в какой-то секте была, куда и Влада водила. Иеговы – что-то такое», – сказала подруга детства Влада Анна Радченко.
Правила у сектантов жесткие: праведный образ жизни, никаких фильмов, никаких отношений с девочками. Аморально выражать привязанность к кому-то и громко смеяться. Нельзя даже праздновать дни рождения.
Предположительно, в паре кварталов от дома, искала утешение Галина Рослякова. Сейчас окна закрыты, массивные двери заперты. Секта в прошлом году ушла в подполье. Иеговистов объявили вне закона.
«Она могла повлиять на его психику в том смысле, что он был в очень резких конфликтах со своей матерью, которая как раз была, возможно, под религиозным влиянием «Свидетелей Иеговы». Возможно, он в знак протеста против этого влияния, и с учетом сложных семейных обстоятельств, с отцом и прочее — пошел это делать», – отметил религиовед Юрий Табак.
Футбольный стадион — прямо через дорогу от дома, где жил Росляков. Каждый день местные мальчишки гоняют здесь мяч, вот только Влада тут никто не видел. В отличие от этих ребят, он мечтал быть охотником, а не футболистом. Бедная жизнь, одиночество, компьютерные игры – он был замкнут. Однокурсников, как сам признавался, ненавидел. Друзей было мало.
«С детства он был жестоким. У него были склонности к оружию. Даже у меня был с ним инцидент, когда и пульками в ноги попадал – всякое было. С самого детства были странности, приступы агрессии. Общение с теми же взрослыми у него было неуравновешенное. В сторону взрослых у него уже была агрессия», – вспоминает Анна Радченко.
Впрочем, друзей у него не было и в тринадцатой школе. Среднее образование Влад получил в стенах этого здания. Учителям особенно ничем не запомнился. В аттестате были, в основном, тройки…
Хоронить погибших собралась вся Керчь. Горе стало общим. Убийцу похоронят через две недели, после окончания судебной экспертизы.
Какой урок можно извлечь из трагедии в Керчи? Наверное, один: родители, пожалуйста, разговаривайте со своими детьми. Подросток всегда ведет себя неадекватно. Границы этой неадекватности зависят от того, сколько времени тратят родители на общение со своими детьми. Если этого общения нет, то гормон оказывается заключенным в одиночной камере головы человека, который лишь внешне выглядит взрослым. Давайте поговорим с детьми. Давайте будем их слушать, а главное – слышать.
Трагедия в Керчи никого не оставила равнодушным. Соболезнования на этой неделе приходили из разных стран мира: Германии, Великобритании, Литвы, Беларуси, Таджикистана, Молдовы.
Город в Крыму пытаются поддержать, кто как может. К посольству России все эти дни люди несут цветы. (Информация из открытых интернет-источников)

Share this post

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *